Есть удивительно простая и одновременно глубокая практика, которой мы занимаемся ежедневно за обеденным столом. Сейчас объясню.

Вы часто обращаете внимание на то, как употребляете пищу? Я не про то, как вы её пережёвываете, хотя это тоже важно, я про то, что вы ещё делаете в момент поглощения того или иного блюда. Вы когда-нибудь задумывались над вопросом, почему обедать или ужинать мы почти всегда стремимся вместе с кем-то близким или тем, кто нам симпатичен и никогда с теми, кто неприятен? Почему в разных семьях и вообще разных культурах есть свои традиции приёма пищи? Почему мы либо обсуждаем за столом разные вопросы, либо едим молча? И что это значит вообще? И как правильнее поступать?

Мы иногда раздражаемся, если нас отвлекают от еды, мы взрываемся с возгласами типа «Дайте поесть спокойно», если нам откровенно мешают. Но! Это происходит не всегда и бывают ровно обратные ситуации, когда мы стремимся устроить из процесса приёма пищи целый ритуал, приглашаем на него гостей, прерываемся на поговорить, или произнести тост. В чём дело? Что с нами происходит?

Я не стану сейчас искать новые версии, их и так миллион, дело в другом. Когда в следующий раз вы поймаете себя на вдруг проявившейся импульсивной реакции во время еды на кого-то, кто вас отвлёк, просто прислушайтесь к себе и задумайтесь над вопросом: «А что это было? Почему я сейчас так отреагировал?» Это действительно крайне интересно, если научиться прислушиваться и присматриваться к себе самому, через какое-то время вы точно начнёте несколько по-другому смотреть и понимать, оценивать других. Вот главный вывод из моей блиц-провокации.

Дело в том, что все мы, на словах, конечно, всегда стремимся лучше разбираться в других людях, пытаемся их оценивать, стремимся проинтерпретировать чужое поведение. При этом допускаем просто жутчайшие искажения, потому что пытаемся понять один субъект как предмет исследования, замеряя его реакции другим, т.е. собой, это, в принципе, приблизительно как представителю одного вида понять представителя другого. Как может заяц понять обезьяну? Можно, конечно, возразить, сказав, что мы-то все люди и у нас много больше общего, но проблема ,как и с приёмом пищи – он вроде бы как общий и повторяющийся регулярно процесс. При том, что для каждого, в смысле его самости, он постоянно изменяется, и меню здесь играет гораздо меньшее значение, потому что главное – это переживаемые эмоциональные состояния, которые и есть часть наших коммуникаций.

Исследователи публичных выступлений утверждают, что смысл речи играет только 10(!) процентов в процессе восприятия самого выступления и, соответственно, не более 10 процентов имеет значение смысловая нагрузка в нашем общении, это так называемый результат. Всё остальное имеет отношение к процессу протекающих непосредственных эмоций, выражаемых или потребляемых через понятия более абстрактные, потому что эти понятия не считываются через слова, а значит, существуют в какой-то другой системе координат, их не надо думать, они просто воспринимаются и вызывают реакцию. Это может быть звук, цвет, вкус, запах, тактильное ощущение, а дальше – больше и сложнее: гармония, эстетика, поэзия, музыка, танец и другие артефакты, которые не требуют слов для их восприятия или выражения. И, значит, они способны обходить наш ум как таковой, они вне системы логики, порядка, правил, запретов и не подвластны мыслительным конструкциям выраженным словами.

И если мы действительно стремимся кого-то понять, прежде всего, надо научиться понимать себя самого, разбираться в своих собственных импульсивных эмоциональных состояниях, видеть связи между ними и тогда, возможно, нам несколько легче будет распознавать и реакции других людей. Как говорили древние, всё уже есть, прямо здесь и сейчас, в каждом из нас все элементы вселенной, все подсказки и все необходимые компоненты всегда с нами. Другое дело, что видя и чувствуя это в большом количестве и всегда, мы перестаём это видеть.

Так уж мы устроены, что смешение всего со всем мы считаем часто пустотой, как белый цвет, включающий в себя всю палитру, а при этом чёрный часто ассоциируется с нагромождением, грязью и избыточностью. Но в черноте и есть пустота. Поэтому-то любой самый тонкий луч света может пронзить темень, а вот темнота никак не может влиять на свет, разве только подчёркивая его яркость... Когда мы возвращаемся к нашим эмоциям там всё так же. Если нет раздражителей то и эмоции отсутствуют. Но вот стоит появиться в пустоте чему-то, например небольшой эмоции и вот, картина оживает, мы чувствуем и переживаем, а значит, живём. Потому что чувства и эмоции – это поток, это само движение, это направление и скорость, но не вес и не штуки.

Мы по своей сути иррациональны ровно настолько же, насколько и прагматичны. Вопросы всегда зависят от понимания, а ответы от возникших вопросов. Так что не стоит себя ограничивать, свобода – это всегда внутренне состояние, и насколько мы его реализуем в жизни, всегда дело глубоко личное. Таким образом, мы соприкоснулись лишь с ещё одной стороной коммуникаций, тем, что можно назвать замкнутостью в себе или одиночеством, но на самом деле, это всего лишь сформированный взгляд. Потому как то, что с одной позиции может выглядеть замкнутостью и одиночеством, с другой есть воплощение высшей свободы и развития.

Тэги: психология позитивное мышление саморазвитие самопознание подсказки коммуникации практика

Оцените статью:
17

0|+17