• Любите красивую инструментальную музыку? Послушайте новую вдохновляющую музыку для души от композитора Сергея Бородина! Перейти к прослушиванию...

  • Железный человек

    Ростовские таксисты

    Спускаясь по эскалатору в зону прилета, я автоматически нажал на значок приложения «Яндекс-Такси» на своём смартфоне. Ввёл домашний адрес, и начался поиск машины.

    После того, как к чемпионату Мира по футболу в Ростове-на-Дону открыли новый аэропорт «Платов», дорога домой стала в разы длиннее. Привыкнуть к этому быстро для любого человека непросто. Да ещё и общественный транспорт не организован никак.

    Теперь, чтобы добраться до центра города, нужно пройти целый квест, если попытаться сэкономить, поэтому такси практически безальтернативный, единственный способ, если на парковке не стоит собственный автомобиль. Вот только таксисты… такой совершенно особенный класс местного сообщества, их отличительная черта заключается в том, что меняться они в ногу со временем не очень настроены, а потому застряли в своих старых стереотипах. Почему? Да потому, что большинство из них до сих пор считает, что не обслуживает клиента, оказывая возмездную услугу по качественному сервису комфортной и безопасной перевозке, а, в лучшем случае, проявляет к пассажиру снисходительность и соблаговолит подвезти на своей часто уже изрядно уставшей от дорог и времени машине. И только цена во всём букете комплекса обслуживания всегда соответствует времени, с учетом курсов валют и мировых тенденций на нефть.

    Странное наследие времени вызванное, скорее всего, устоявшимися стереотипами нашего постсоветского общества, всего три десятилетия назад вынырнувшего из социалистического феодализма.

    Несколько лет, прожитые мной в Ростове, приучили спокойнее относиться к местным особенностям и традициям панибратского общения с незнакомыми людьми, распространенными на юге. И писать об этом как-то не очень хочется, но упомянуть об особенностях извоза здесь просто необходимо. Иначе будет трудно понять моё состояние и отношение к дальнейшим событиям.

    Разрыв шаблона

    Отказавшись от пары предложений Яндекс по причинам, изложенным выше, я вновь нажал кнопку поиска такси. После полуминутного поиска

    на смартфоне высветилась информация о новом предложении, всё как всегда: фамилия, фото водителя и марка машины, государственный номер. Я быстро пробежал глазами и нажал «голосовой вызов».

    Приятный мужской голос, вежлив, не многословен, сказал, что через пять минут будет у входа.

    Действительно, выйдя на улицу, я сразу увидел машину с искомым номером, она была первой на стоянке такси. У открытого багажника ждал крепкий, крупный мужчина славянской внешности. Кроме того, что он был очень опрятно одет, как-то не по-ростовски расторопно схватил мою сумку с книгами и быстро отправил её в пустой и чистый багажник. Не забыв при этом вежливо поздороваться и уточнив ещё раз конечный адрес маршрута.

    Хотя уникальный ростовский говор и выдавал в нем местного парня, но пазл в моей голове ещё не сложился. В некоторой растерянности от происходящего я шмыгнул на задний диван – привычка, приобретенная много лет назад.

    А другая привычка – всегда покупать книги, особенно если появляется окно во время командировки, тут без вариантов.

    Так случилось и сегодня. А теперь я уже предвкушал, как, добравшись домой, буду наслаждаться своими новыми сокровищами. Нет, всё-таки меня точно никто не переубедит. В «живых», бумажных книгах есть что-то совершенно особенное. Вот я, например, хоть, как и положено в 21 веке, черпаю обычно информацию из электронных источников, «живая» книга – это всегда совершенно другое чувство, восторг и праздник; и с ней в руках я расслабляюсь и успокаиваюсь. А ещё это всегда немного ностальгия по прошлому веку, из которого люди моего поколения выросли. Тогда были, например, подписные издания, мы все охотились и по блату добывали талоны и гордились своими приобретениями.

    Потом как-то незаметно эта страсть к книгам у людей пропала. Книги были для нас настоящими ценностями, которые действительно являлись и предметами гордости, и объектами зависти. В каждой приличной семье книжные полки или шкафы занимали почетное место в гостиной. Сегодняшней молодёжи этого не понять, а нам никогда не забыть. Теперь далеко не во всех домах, даже с дорогим интерьером и претензией на элитарность, можно обнаружить хотя бы несколько книг. Несчастные люди.

    Я оторвался от собственных мыслей и только теперь осмотрелся.

    Внутри салона было почти стерильно чисто, тонкий хвойный запах, распространяемый, видимо, картонной зеленой елочкой, болтавшейся под зеркалом заднего вида, создавал ощущение комфорта. Над перчаточным ящиком на передней панели я рассмотрел аккуратно прикрепленный бейдж с фото и именем водителя. А в углу лобового стекла была маленькая наклейка — желтый профиль парашюта и двух транспортных самолетов на голубом, с зеленой полосой внизу, фоне, и буквами надписи, понятной только жителям нашей страны – «ЗА ВДВ». Это обстоятельство меня несколько насторожило. Нет, я ничего не имею против десантников, но среди этого братства много ребят, прошедших через горнила горячих точек, а от того психически нестабильных, травмированных и, как следствие, не всегда разумных. Давно замечено, что в манере вождения авто человек проявляет собственный характер и часто по стилю езды можно многое рассказать о нем.

    Тем временем, мой водитель уже занял своё место и направил машину к выездному шлагбауму.

    День сегодня у меня выдался длинным. Сначала ранний перелет в Москву, потом встреча с заказчиком, пара обязательных встреч для поддержания отношений со старыми приятелями по бизнесу, встреча с издателем и вот, наконец-то, перелет назад, в Ростов. Я, как опытный путешественник, который провел в небе сотни – если не тысячи часов – честно проспал весь полёт, пользуясь возможностью.

    Теперь в такси я тоже собирался расслабиться, послушать свежезакаченную из приложения Эппл музыку, и уже вставил в уши белые костяшки наушников.

    Машина тем временем въехала в ярко освещённое пятно пункта выезда, и тут я рассмотрел поблескивающие, ещё не высохшие лужи, и понял, что, видимо, недавно был дождь.

    – Но удивительно, какая чистая машина?!

    Я видимо сам не заметил, как произнёс это вслух, потому что водитель вдруг сказал:

    – Помыться успел, пока ждал своей очереди.

    Оказалось, что у Яндекса теперь даже мойка своя есть, неподалеку от аэропорта, как раз для таких случаев.

    – Неправильно же подавать грязную машину пассажирам, – продолжал таксист.

    Я чуть не поперхнулся, а в голове пронеслось: «Я точно приземлился в Ростове?».

    – Надо же, как федеральная сеть через собственные стандарты, подтягивает общий культурный уровень регионов! – я улыбнулся собственному открытию.

    Но потом я подумал об исключениях – они же всегда есть, и, может быть, я нарвался на такой случай?

    Исключение, подтверждающее правило

    Мысль о том, что один водитель – это ещё не закономерность, не отпускала. Это был явно не типичный для этих мест персонаж.

    Мне стало интересно, откуда он взялся, что это за исключение? А я был уже практически в этом уверен. Случившийся разрыв шаблона не давал покоя. Ещё немного поколебавшись, я всё же снял наушники и спросил:

    – Извините! А… Вы из Ростова? Вот смотрю на вас и не пойму. Вроде как местный, а по поведению… будто и не ростовчанин.

    Он посмотрел на меня в зеркало заднего вида, чуть помолчал и ответил:

    – Местный, наверное, хотя и не знаю… Я последние 16 лет прожил в Норвегии. Вот ещё полгода, и снова поеду.

    – Ну вот! Неужели? Так вот в чём дело! Он один из этих, которые подряжаются на работу на нефтяные вышки в северном море? Слышал я, что есть такая история. В северных широтах Норвегия активно разрабатывает морской шельф, качает нефть. А работа в море не для слабаков: во-первых, сам труд тяжелый, плюс погода не жалует, да ещё и вахты по несколько месяцев на платформе в ледяном море. Не каждый согласится. Вот и ездят туда наши соотечественники заработать, как раньше в родное Заполярье. А потом возвращаются и рассказывают, что живут и работают они в Европе.

    Так, или почти так, я подумал в этот момент. А вслух поинтересовался:

    – И как оно там, в Норвегии?

    – Да нормально, спасибо добрым людям.

    К чему относилась вторая часть фразы я не понял, но и переспрашивать не стал, мало ли, что у человека на уме.

    Я давно усвоил что, если только покажешь заинтересованность поболтать, а вернее послушать, многие с удовольствием займут твоё время, и таксисты здесь в первых рядах. Выслушаешь всё, про тяжелую жизнь, про трудные заработки, высокие проценты налогов, растущие цены на бензин, жену-стерву, детей-балбесов, страну-эту… и, в результате, к концу поездки будешь весь изрешечен этим ядовитым негативом и забрызган грязью чьей-то чужой реальности, и всё это на секундочку — за свои же деньги.

    Поэтому я решил свернуть общение и включил плеер. В наушниках зазвучала спокойная музыка от любимого «Радио блюз».

    Я уже совсем погрузился в музыку, когда машину качнуло, как от порыва ветра. На самом деле нас на высокой скорости, словно стоячих, обогнал, а потом жестко подрезал тёмный Porsche Cayenne, обдав облаком брызг. Ослепив ярко-красным светом мощных задних фонарей, он снова газанул и стал быстро удаляться.

    – Козёл! – с ненавистью прорычал мой водитель, – Ладно на себя пофиг, так ведь и других поубивает! Тварь! Вот всю Европу объездил, каждый город, каждый двор там знаю, но так нигде не ездят, как наши уроды!

    Мне вновь стало интересно, может он не вахтовик всё-таки?

    – А Вы кем там работали? – услышал я собственный голос, любопытство окончательно взяло верх.

    Серегина история

    Ещё раз пристально осмотрев меня в зеркало и, видимо, что-то для себя решив, он начал рассказывать.

    – Мы с женой поженились как раз после армии. Я служил в автобате, сержантом был, командовал отделением.

    – А ВДВ наклейка почему? – спросил я, не понимая смысла.

    – Да это напарник мой, десантура, наклеил вот. А мне что, на скорость не влияет.

    Ну вот, когда вернулся домой мы сразу и поженились, Лена ждала меня. Любовь у нас такая была…, два года письма писали друг дружке каждый день, каждый! Не поверите наверное?

    – Да почему-же не поверю, – произнес я, — поверю. Сам служил, помню, как оно было.

    Водитель ещё раз пристально взглянул на меня через зеркало и продолжил:

    – Я пошел сначала работать на развозку, на Газели продукты в магазины возил, а жена в больнице работала медсестричкой. Квартиру снимали в Нахаловке. Но особо не до жиру, так концы сводили кое-как. Нет, на еду хватало, конечно, на одежду, но вообще еле-еле дотягивали до зарплаты. А ведь молодые – и одеться хочется по моде, и на море поехать летом. Но это совсем никак, не получалось. Я очень переживал. Думал: «Не мужик что ли? Жену обеспечить не могу». И грустно мне от этого так становилось, злился, всё думал, как денег заработать.

    А тут мой кореш армейский письмо прислал. Говорит, нашел, мол, работу, за границей, но ехать один сомневается, страшновато. Вот и решил меня подбить в напарники, говорит – им трактористы там нужны высококлассные, экскаваторщики, водители. Ну я и подумал, подумал… А что мне здесь ловить, категории у меня все открыты, хоть трактор, хоть тягач могу водить. Да и в загранку, с такой жизнью вряд ли, когда попаду, уж не говоря, что заработаю на дом или на квартиру хорошую. Поговорили с Леной моей, да и решились. Паспорта сделали, визы, билеты нам оттуда фирма купила, ну и полетели.

    И тут значит сидим на собеседовании с этим норвежцем – хозяином, к которому прилетели. А он и спрашивает меня, на ломаном, но по–русски

    – Сергей, ты большегрузные машины водил?

    – Ну водил и фуры, и понтоны, и танковые платформы таскал в армии, я инструктором в автобате был.

    Он посмотрел внимательно, ещё раз спросил уже через переводчицу,

    – Is that a big car?

    Она переспросила: «Правильно ли он понял, что с грузами негабаритными работал?»

    – Ну да – говорю, а он тут ключи с биркой «Scania» со стола берёт и мне протягивает

    – Go! – говорит.

    Вышли, а во дворе стоит новый тягач с длинномерным прицепом,

    – Перегони её вон в тот ангар.

    И показывает на бокс в другой стороне двора. А там двор такой, длинный и узкий, ну не развернуться, я тогда и решил её задом загнать. В три приема загнал в створ, выровнял и всех дел-то.

    – Мы в армии так на спор по спичечным коробкам прицепы с понтонами, которые на водных переправах используют, загоняли.

    Он заулыбался, пожал мне руку и говорит:

    – Пойдёшь в другую фирму работать, там и работа ювелирная, и денег будешь зарабатывать больше.

    Вот так я и попал в команду негабаритных перевозок. А уже через 2 года сам стал её шефом, это как сержантом в армии, – он рассмеялся.

    – Работа очень интересная оказалась. Мы всю Европу объездили своим караваном. И деньги хорошие.

    – Караваном? Это как? – не понял я.

    – Ну как? – заулыбался, и взглянув на меня в зеркало заднего вида продолжил, – Когда негабарит везём, впереди и сзади идут машины сопровождения, это обязательно, чтоб подавать другим водителям предупреждающие сигналы, плюс две машины обеспечения проезда – это те, кто поднимает, снимает, если нужно, провода. Убирает всякие помехи для проезда, поворотов и прочих препятствий, плюс ещё техничка с разными приспособами и инструментами для погрузки, и разгрузки груза, фиксации на платформе, ремни, цепи, упоры, подкладки. Ну и автокран ещё. Вот и получается целый караван. Мы же что только не возили…

    Тут он снял с держателя свой смартфон с расколотым почти вдребезги экраном, нажал пару команд и протянул мне,

    – Вот, полистайте.

    У меня от первого же кадра перехватило дух. Это правда было очень круто:

    Под большим углом, с боковым креном тягач втягивал на трассу с прилегающей дороги с подъёмом в гору огромную платформу с закрепленной на ней белоснежной яхтой, метров 30 в длину, со сложенной сверху вдоль палубы мачтой.

    Снимок так меня поразил, что я тут же вспомнил, что вот уж верно, лучше один раз увидеть. На других фотках тягач перевозил корпус большого вертолета, какие-то крупного диаметра турбины, большие строительные конструкции. Я даже себе не представлял, что кто-то может доставлять такие объекты по обычным дорогам. Наше отечественное представление о негабаритных перевозках, это про что-то очень детское, по сравнению с этими кадрами. А ещё была фотография всего каравана и там весь коллектив стоял в обнимку на фоне машин, с работающими мигалками и галогенами. Фото было сделано на фоне горного озера, видимо на стоянке у трассы. Это действительно впечатляет – красивые люди в желтых комбинезонах с отражателями и таких-же желтых бейсболках, кто–то в защитных касках. На снимке они все улыбались и было понятно, что эти парни очень горды своим ремеслом, и собой, и своей командой.

    И вот, их шеф, тот, что на снимке стоит в самом центре, здесь, за рулём моего такси. Именно он и есть тот, кто умеет управлять всем этим? Вау! Вот так никогда не знаешь кого, когда и где встретишь!

    Я вообще с восхищением отношусь к любым профессионалам, а тут такой красавчик, да ещё и шеф каравана.

    – Круто! – с восторгом выпалил я. – А как вы там живёте, где, как жена, она работает, кем, где? Вообще очень интересно, рассказывайте! – почти потребовал я, глянув на часы на своём запястье. Времени по моим прикидкам было ещё минут тридцать-сорок до конца поездки, и я был намерен успеть выслушать его историю до конца.

    Спасибо добрым людям

    – Да спасибо добрым людям.

    Вновь повторил уже слышанную мной в этот вечер фразу Сергей, так его звали.

    Теперь я уже, конечно, не мог с ним не познакомиться, что с удовольствием и сделал. Имя, я, конечно, прочитал под фото на бейдже раньше, но спросил только сейчас. Ну и назвал себя конечно, тоже по имени. Так мы и познакомились, два совершенно разных человека с разной судьбой и разной жизнью, люди из разных миров.

    А он стал рассказывать дальше.

    Оказалось, что Лена работает диспетчером в той же компании, обеспечивает помощь караванам в сопровождении проездов по участкам населенных пунктов и разных нештатных ситуациях, договаривается с разными службами и полицией по перекрытию дорог, обеспечению отключения линий электропередач, демонтажу других коммуникаций и инженерному сопровождению проезда каравана, где это необходимо.

    В Норвегии у них родилась дочь, Юля. Теперь она уже выросла и учится на медика. А когда она родилась государство выделило средства молодой семье на подгузники в размере почти годового заработка моего нового знакомого, когда он шоферил на Газели. И это лишь за то, что Юлю оформили гражданкой Норвегии, там это очень ценят. Даже мэр города приезжал вручать сертификат и документ о гражданстве. А хозяин фирмы вручил Юле коттедж, с правом оформления собственности при наступлении её совершеннолетия

    – Он так растрогался, когда приехал мэр и вручил сертификат, что решил, что и фирма должна сделать подарок новой гражданке страны. И вообще, там к людям относятся совсем не так, как у нас, – продолжил с какой-то одновременно гордостью и горечью Сергей. Но я отметил это «у нас», вот он – код настоящего русского человека. Даже если он и живёт долго там, вдалеке, на чужбине, «у нас» – это всё равно про здесь, про Россию.

    – Вот вернёмся скоро, через полгода, и всё у нас наладится.

    – А почему вы сейчас здесь и почему вернётесь только через полгода? –непонимающе спросил я.

    – Четыре года назад я был в командировке в России и когда уже груз доставили на Урал, караван пустой пошёл назад. А я отпросился, такой случай раз выпал. Решил навестить свою деревню здесь, под Ростовом, на кладбище съездить – там родители, родня вся похоронена. А у компании нашей была легковушка в Москве, мне хозяин говорит: «Бери на неделю и поезжай на свою родину, что ты будешь там без транспорта? Попутно заедешь в Ростове к партнерам, подарки завезешь – Я и поехал. Вот не доехал только. За 100 км до цели меня сбили.

    Местные алкаши гуляли на речке – шашлыки, девицы. Они все пьяные в хлам. А водка, как обычно, по классике – закончилась. Решили тянуть жребий, кто поведёт их жигулёнок. Пьяные были все, конечно. Но кого это останавливало? Все расселись и рванули в магаз, что у трассы. Тут я им навстречу и попался. Это потом на суде выяснилось. А тогда… помню всё как в замедленном фильме, фары в лоб, я уходить… удар, столб, который я обнимаю левым бортом, слышу хруст собственных костей, брызги стекла и крови и потом всё… я отключился.

    Дальше… со слов людей уже рассказываю. Полиция, скорая, меня в травму в ближайший райцентр, «пробили» номера, оказались зарегистрированы на иностранную фирму. А в Европе есть правило, в таких случаях сообщать в консульские службы, потом в фирму и сразу родственникам. Это меня и спасло. Лене позвонили сразу почти. Вот что значит, когда порядок. А ещё через 3 часа за мной прилетел вертолет в эту больничку районную с медиками и представителем каким-то норвежским. И вовремя, как оказалось. Когда они вошли – рассказывали потом – пьяный хирург уже начал пилить мне левую раздробленную ногу выше колена.

    Ну они, видя такое, его в сторонку, меня зафиксировали, как смогли, на носилки и в Москву. Там подкрепили лекарствами, обезболили, как следует, сделали снимки, томографию и уже самолетом в Норвегию. В общем, через день я был в лучшей скандинавской клинике.

    Мне на 3D -принтере из пластика и титана сделали 24 новых фрагмента скелета вместо костей, которые не подлежали восстановлению и потом всё вживили. Так что я теперь человек киборг, у меня левая половина тела почти вся из металла… — Улыбнулся Сергей и посмотрел на мою реакцию в зеркало. Видимо моё лицо было в этот момент очень глупым, боюсь даже представить, что он увидел на нём. Мой мозг отказывался верить в услышанное.

    «Что это за бред? Или Норвегия вообще не в этом времени и пространстве, или он просто врёт или он что-то не договаривает» – проносились вопросы в моем сознании. Вслух я спросил.

    – А это всё вам сделали по страховке? Это же безумно дорого?!

    – Ну да, спасибо добрым людям. – вновь услышал я его слова и не выдержал.

    – Рассказывайте уже Сергей, что у вас там за история «с добрыми людьми», вы же не наследник Королевской династии, в конце концов!

    – Нет, нет, конечно! – заулыбался он и продолжил,

    – Месяца за два до моей поездки в Россию, случилась одна история у нас, вернее с моей Леной.

    Лена - ангел или, добро причиняет добро

    Она поехала тогда в аэропорт, чтоб отправить документы нашим партнерам в Италию с их представителем, который летел как раз транзитом, обычное дело. Она дождалась его, отдала всё, а когда уже стала выходить назад, вдруг увидела, как прямо посреди зала осел и потом повалился на пол мужчина. Всё случилось очень быстро. Он весь сжался, лицо стало синеть, тело задергалось в судорогах, было видно, что задыхается, из груди свист, из носа пошла кровь с пеной.

    Ленка то у меня, медсестра же была в России, в реанимации работала. В общем, посмотрела на него, быстро поняла, что у того отёк лёгких серьёзный, приподняла его, сняла галстук, расстегнула ворот, а он хрипит, медиков никого рядом нет, мужик вот-вот кони двинет. Ну она достала ручку шариковую обычную из сумочки, у неё такая красивая из металла была, ну и воткнула ему прямо в трохей. Потом заставила кого-то помогать держать, кого-то ремень на бедро наложить, потом на другую ногу тоже. Нитроглицерин ещё у неё при себе был, она всегда носит по привычке в сумочке, сунула ему под язык.

    В общем Скорая, когда приехала, она им всё рассказала и передала с рук на руки. Те записали её имя, забрали мужика и всё. Его увезли, она поехала себе домой.

    Я до сих пор удивляюсь. Как она сообразила, что у мужика отёк лёгких на фоне проблем с сердцем, и что надо срочно дать доступ воздуху, вот хоть убей, не понимаю. Видимо у нас учат всё-таки хорошо, вот так чтоб без инструментов и без приборов принимать решения и действовать. Молодец Ленка.

    В его голосе послышались нотки гордости.

    – А через пару дней я подъезжаю к нашему посёлку, у нас там шлагбаум на въезде, чтоб чужие не парковались, смотрю люди какие-то в черных костюмах, при галстуках, что-то спрашивают у всех. Ну остановился, интересуюсь, что происходит, и тут они рассказывают, что ищут, где живет женщина…, и называют мою жену. Я говорю: «знаю, жена это моя». Ну они обрадовались, пошли к нам. Лена уже дома была, а они с цветами, с подарками… Оказалось, что мужика она в аэропорту спасла не простого совсем. Это их министр здравоохранения норвежский оказался, прилетел как раз он из Лондона, с конференции какой-то медицинской, а секретари во всём мире, видимо, одинаковые, время прилета перепутали, разницу часовых поясов не учли, вот его никто и не встретил.

    А они же люди там простые, ну не встретили – такси есть. Он и пошел сам добираться. А тут такое: стремительный отёк, и он стал задыхаться. В общем, если бы Ленка моя ему трубку от ручки не воткнула в трахею, до скорой бы он точно не дотянул. Эти из министерства, которые приехали к нам, рассказали, что как только очухался министр, начал сразу искать свою спасительницу. А потом, когда её привезли к нему в палату, плакал, и руки ей целовал. Называл Лена–Ангел и не знал, как благодарить. Мужик хороший оказался, с понятиями. Сказал, что теперь в долгу перед ней, и, если что понадобится, всегда рад помочь, чем сможет. Дал Лене свой личный телефон – написал его прямо на обложке паспорта её, чтоб не потеряла и всегда носила с собой. Ну а тут вот я…

    Жена как услышала, что я в аварию попал, сразу же ему и набрала. А он говорит: «Ты спасла меня, я спасу твоего мужа, всё сделаю, что только возможно». И включил все свои связи, и, я так понимаю, что не только в Норвегии. В общем, есть добрые люди.

    Сергей улыбался, а я не верил тому, что слышу.

    – Потом он добился мне максимальной выплаты по страховке, устроил к самым лучшим светилам, оплатил всё лечение, оформил реабилитацию без всяких лишних проволочек.

    В Норвегии, чтобы вернуться к работе, как у меня – водителем на большегрузную машину, должен быть отпуск по болезни 5 лет после аварии, это по закону так. Вот в следующем году истекает мой срок пятилетней реабилитации.

    Вернёмся, зарплату получу за всё время, жизнь обязательно наладится. Мы тут поиздержались, конечно, за эти годы. Пришлось вернуться домой. В Норвегии жизнь дорогая, без доходов очень трудно, даже на пособие, а нам же дочку ещё выучить надо. А она, как мама, в медицину собралась.

    Министр Лене подсказал, что у них на доктора учиться очень долго, лет 10 надо, потому лучше получить Юльке базовое образование в России, а потом он поможет, и она там только доучится и сэкономит 4 года и кучу денег.

    Сейчас дочка учится здесь в Ростове, я таксую, а Лена на авторынке запчастями торгует. Живём в съемной двушке, на прокорм зарабатываем как можем и считаем оставшиеся дни и месяцы.

    Простить всех

    – А что родственники? У вас же, наверное, есть кто-то здесь из родных? Спросил и, посмотрев на него через зеркало, сразу пожалел я.

    А Сергей выругался и проговорил:

    – Есть родственники, точнее были раньше, сестра родная, брат. Вырастил я их, они младшие, живут здесь поблизости. Богатые стали, дома, как дворцы отстроили, бизнес свой большой, на мерседесах ездят.

    Я приехал как-то однажды, поначалу, когда было совсем трудно, переночевать негде. Было такое, я тогда вернулся из Норвегии, неделю, как бомж на лавочках в парке спал, потому что работу ещё не нашел и деньги кончились. Лена-то с дочкой там ещё оставались, но денег у них тоже впритык, вот я и экономил. Им же ещё надо было в Россию возвращаться. А я что, не могу же просить, знаю, что деньги у них последние. Да и родня здесь – вроде бы. Хм, я так думал тогда. Так вот, поехал я к моим младшим, а они даже разговаривать не стали. Решили, видимо, что бедный родственник, просить денег буду, а чем отдам? А я гордый – развернулся и ушел. Просто понял сразу, что всё, нет у меня больше ни брата, ни сестры. Ну и ладно. Сами вырулим. А им Бог судья.

    Вот зарплату получу, там всё наладится, за пять лет прилично выйдет, где-то больше полумиллиона, если в евро посчитать.

    Он улыбнулся очень доброй открытой улыбкой, и было видно, что родных своих он простил и вообще зла ни на кого не держит. Сергей простил, простил всех, и даже пьянчугу, который его чуть не убил. Простил, и попросил суд быть снисходительным к виновнику аварии. Ведь тот сел за руль потому, что ему спичка выпала короткая, любой из них мог быть за рулем, а судили-то одного, а должны были бы всех. Сергей посчитал это несправедливым. Это он мне тоже рассказал без всякой озлобленности.

    Я не заметил, как такси уже оказалось у моего подъезда. Эмоции от услышанной истории меня переполняли.

    Мы вышли из машины. Сергей успел к багажнику первым и по-хозяйски, коротким рывком с неизменной улыбкой, вынул мою сумку с книгами, и было невозможно поверить, что этот здоровяк герой только что услышанной мной повести.

    P.S.

    Перед тем, как расстаться, я попросил принять смартфон, дома у нас лежал запасной, которым никто не пользовался. Может он как раз ждал этого случая? Ведь ему на какое-то время он точно пригодится, по крайней мере, он не разбит, с целым экраном.

    И дело здесь было не в щедрости, не в жалости, нет. Я почувствовал, что очень хочу поблагодарить этого замечательного человека за его жизнь и его доброту.

    И ещё мне хотелось как-то поблагодарить его Лену, за то, что не задумываясь спасала чужого человека, а оказалось, что спасла своего мужа.

    Мне было очень важно сказать им как-то спасибо.

    Сергей, взглянул на меня и молча протянул руку, в глазах блеснул огонёк, или слеза, или просто отражение от фонаря. Его рука оказалась сильная и теплая, приятная такая рука.

    Так мы и расстались, с крепким мужским рукопожатием, словно давние приятели.

    А я решил обязательно написать эту историю. Ведь в ней есть всё, как и в нашей жизни.

    Добро не остаётся безнаказанным, словно луч света, оно всегда разрывает тьму. А ещё, настоящее добро вызывает в ответ, иногда каким-то совершенно мистическим образом, ещё большее добро.

    В этом и есть главный вывод из этого совершенно невероятного, но реально произошедшего случая. Жизнь, бывает гораздо богаче любого вымысла, особенно, когда речь идёт о жизни «Железного» Человека.

    P.P.S. Друзья, не забывайте оставлять лайки и комментарии к рассказу. Это важно для автора и издателей, они принимают решение о следующих публикациях рассказа на основании ваших голосов. Спасибо!

  • Лучшие технологии изменения жизни. Посмотреть...
  • Тэги: мечта причины настойчивость личность счастье удача привычки предприимчивость

    Оцените статью:
    0

    0|0