«Начиная с 1926 года, когда Макс Шелер ввел термин «философская антропология», было сделано достаточно много попыток ответить на вопрос о сущности человека сохраняя философскую точку зрения. Наиболее важное открытие философской антропологии состоит в том, что сущностью человека является его способность строить самого себя, а значит, постоянно изменять содержание ответа на вопрос о его собственной сущности».

Эта цитата как нельзя более точно отражает то понимание человека, речь о котором пойдет ниже.

Итак, сущностью человека является его способность строить самого себя. Здесь имеется ввиду сознательная способность себя образовывать исходя из своих собственных желаний и стремлений – самообразование.

Самообразование по некоторым причинам прямо противоречит детерминизму современной культуры в экзистенциальной сфере человеческого существования.

«В конечном счете, тот факт, что предшествующее поколение нечто делало (или что оно делало нечто так, а не иначе), сам факт по себе не может быть достаточным основанием для воспроизводства (повторения) этих действий в будущем».

Главное отличие этого типа человека от описанного в предыдущей статье состоит в том, что он перестает жить-из-вне, и начинает жить-из-себя. Он становится человеком, живущим так, как живет, поступающим так, как поступает, думающим так, как думает. И для этого ему не нужны никакие внешние обстоятельства. Он такой, потому что таким хочет быть, такой есть и находит способ таким быть. Его развитие, движение по жизни, его бытие зависят только от него самого, его устремленности.

Это «человек сам по себе, сам в себе для себя бытие – не нуждающийся ни в какой поддержке, программировании извне. Ничто ему не нужно снаружи, чтобы быть таким, каким он хочет быть».

То есть он полностью, во всех без исключения своих проявлениях обусловлен изнутри.

В каждом человеке есть так называемое «ядро личности», которое составляет комплекс само собой разумеющихся норм. Само собой разумеющиеся нормы появляются в процессе переживания субъективной истины – когда человек принимает что-то с полной уверенностью что это именно так, а не иначе. Эти истины закладываются в человека с детства в основном через авторитет родителей, затем продолжают складываться в процессе социализации.

Здесь возникает проблема свободы, т.к. истины закладываются из вне без ведома человека, и никто после не будет ему объяснять относительность всех этих истин по той простой причине, что передатчик этих истин сам переживал их когда-то как истины, и, следовательно, не может относится к ним критично.

Для того, чтобы человек стал полностью обусловлен изнутри должно произойти «извлечение» всего привнесенного и конструирование своей собственной реальности. Как правило, довольно часто выведение человека из состояния культурной обусловленности осуществляется с помощью Другого как посредника, своеобразного моста между реальностью субъективной и реальностью объективной (культурной), и важно, что происходит с человеком при этом переходе, - когда человек может занять метапозицию по отношению к культуре и самому себе?

Эта возможность появляется тогда, когда человек попадает в экзистенциальный вакуум, метафизическую пустоту – когда все, на что он опирался, все законы по которым он жил – все вдруг становится нереальным, нелепым, тем, что в индуизме называют майя (иллюзорность мира).

Как человек может попасть в экзистенциальный вакуум? Одной из причин может послужить современная культурная ситуация. Темпы изменения в общественной, социальной, государственной жизни таковы, что создали предпосылки к изменению самого характера культурной обусловленности человека. Под сомнение в разных странах все чаще начинает ставится вся система предыдущего обусловливания, то есть возникают ситуации, когда человек может заметить вещи, которые он не в состоянии был заметить до этого.

Почему? Потому что появились новые взгляды на необходимые аспекты внешней обусловленности. Появилось взаимное столкновение всевозможных аспектов обусловленности. И Я сам, и Мир оказываются передо мной на какой-то промежуток времени предельно обнаженными.

Вот здесь и возникает возможность «выхода из механизмов жизни и из механизмов самого себя в некое пустое пространство и зарождение новой жизни. То есть «штуковина» или происходит, или не происходит... Если же все-таки «штуковина произойдет», человек может осознать, что нет никакого «на самом деле», все ценности, цели и смыслы относительны, с этого момента только он сам является мерой всех окружающих его вещей и явлений – он один является критерием истины.

Здесь может начаться свершаться переход «снаружи» во «внутрь». Очень важную роль в этом переходе играет творчество.

«Когда перейдете (если перейдете; это, конечно же, не момент, это – процесс), никто вам ничего не предложит. Не из чего выбирать, не в чем искать, не к чему приспосабливаться – нужно все делать. Готового ничего нет…Все надо делать, все то, что раньше приходило готовым. Вы будете как рыба, которая сама себе должна делать море, или пруд, или реку. Никто ничего не предлагает, сплошное творчество. И не в переносном, а в буквальном смысле, потому что даже если вы берете что-то готовое, то должны его как-то трансформировать – заполнить эту форму своим содержанием».

Таким образом, человек начинает творить собственную реальность, собственную историю – ту, которую он сам сознательно выбирает. То есть человек не создан природой и эволюцией. Человек создается. Непрерывно, снова и снова создается. Создается в собственной истории, с участием его собственных индивидуальных усилий – с участием его самого. Он овладевает культурой и творчески ее преодолевает - самореализуется.

Этот процесс приобретает непрерывный характер, т.к. человеку свойственно постоянно выходить за свои пределы, постоянно меняться. При таком подходе непрерывное образование выступает как модус развития личностного существования отдельного человека.

Вообще говоря, каждый человек находится в непрерывном образовании. Жизнь человека – это его реальность, и все, что он пережил в ней, узнал, сделал и т.д., так или иначе, в грубом или тонком виде отпечатывается во всех аспектах его существования – психологической, физической, ментальной – любой. Вся разница лишь в том, что некоторые люди этого не осознают, а некоторые сознают.

У вторых это образование носит характер самообразования, т.к. они контролируют окружающее пространство и фильтруют всю информацию, поступающую из социума во «внутрь» и «изнутри наружу» (по крайней мере, максимально – на сколько это вообще в принципе возможно).

Если присутствует такой контроль, человек может воспринимать себя как текст, который читают - т.к. он своим поведением каким-то образом воздействует на окружающее пространство и всех, кто в него входит. И свою собственную жизнь как текст – как самый главный написанный им текст.

Таким образом, идея «непрерывности образования» или идея «самообразования» направлены против предзаданности и контролируемости образа действия, чувствования и мысли, и таким образом – против культуры, как основы некритичного образования.

Об этом же говорил и П. Г. Щедровицкий:

«…процессы самоопределения, процессы становления…всегда протекают в какой-то культурной, социокультурной среде, а значит, опираются на определенные социокультурные институты… Однако, по мере того, как это пространство возникает, мы все больше и больше сталкиваемся с тем, что социокультурная и пространственная среда не обустроены для развития, и те направляющие, которые создает эта среда, расходятся и противоречат тем целям и ценностям, которые мы с вами как субъекты, практикующие развитие, выдвигаем»

Выводом из всего рассмотренного будет описание понятия «epimeleia» – «забота о самом себе» - введенном Мишелем Фуко. Он считал заботу о себе сущностной необходимостью и конечной целью жизни любого человека. Человека, заботящегося о себе, характеризует следующее:

1. Своеобразная и индивидуальная манера смотреть на мир, действовать и вступать в отношения.

2. Перенесение взгляда с внешнего, окружающего мира на самого себя. Предполагает своего рода наблюдение и контроль за собственными мыслями, действиями и т.д.

3. Определенный образ действий, осуществляемый субъектом по отношению к самому себе – действие, которым он изменяет, очищает, преобразует и преображает себя.

«Человек должен стремиться…к тому, чтобы приобрести статус субъекта, которого он никогда не имел до этого. Не-субъекту следует придать статус субъекта, что определяется полнотой его отношений к своему «Я». Нужно создать себя как субъекта…».

Примерно то же сказал и Мераб Мамардашвили.

«Люди освобождаются ровно настолько, насколько они сами проделали свой путь освобождения изнутри себя, ибо всякое рабство – это самопорабощение. «Внутренняя свобода» - это вовсе не подпольная свобода ни в социальном смысле, ни в смысле душевного подполья. Это реально явленная свобода в смысле освобожденности человека внутри себя от оков собственных представлений и образов, высвобожденности человеческого самостояния и бытия».

Тэги: кризис культуры человек культура саморазвитие

Оцените статью:
8

0|+8