Современная культура обладает рядом очень интересных свойств, и главное из них – полная обусловленность существования входящих в данную культуру людей.

Культура выступает в образе чего-то индивидуально-личностного, самостоятельного: по большей части не зависящего от человека, но полностью его обуславливающего = фундирующего не просто внешнюю сторону жизни человека, но и его экзистенцию. То есть человек здесь по сути дела ретранслятор культурных норм, правил и законов в самом общем их понимании. Он должен усвоить, что именно делать, чувствовать, мыслить в определенных жизненных ситуациях – на работе, дома, в отпуске = в СОЦИУМЕ.

Современная культура, это культура потребления. На бытовом уровне человек все больше переходит от потребления благ материальных к потреблению благ символических. Меняется само представление о ценности, стоимости вещи. Ее ценность конструируется с помощью смыслов, представляемых вещами.

Потребители экономически высокоразвитых стран проявляют тенденцию отдавать предпочтение имиджу продуктов, а не самим продуктам. Имидж навязывается рекламой и определенными стереотипами (или архетипами) уже существующими в культуре. Здесь присутствует почти полное отсутствие рефлексии относительно этих стереотипов т.к. в культуре не предусмотрены варианты «выхода» из нее.

Почему? Потому, что как это не банально, для существования и успешного функционирования целого (культуры) нужна полная гармония во взаимодействии и работе частей этого целого (т.е. людей). В идеале – все выполняют те функции, которые им положено выполнять, и не может быть и речи о том, чтобы кто-то что-то сделал самостоятельно: если в армии рядовые не будут подчиняться командам старшего по званию, то армии просто не будет…Так же и в культуре.

Таким образом, постоянно, из поколения в поколение воспроизводится определенный тип человека. Он думает, что сам выбирает свои цели, знает, к чему стремится, знает, чего хочет. На самом деле он выбирает, стремится и хочет только того, что должен выбирать и хотеть в соответствии с общепринятым шаблоном.

Мы превратились в роботов, но живем под влиянием иллюзии, что мы - самостоятельные индивиды. Эта иллюзия помогает сохранить неосознанность неуверенности, но не более того. Потеря собственной сущности превращает конформизацию, свойственную любой культуре в императив: человек может быть уверен в себе, только если живет в соответствии с ожиданиями других, в противном случае имеется риск потерять психическое здоровье.

Приспосабливаясь к общественному шаблону, можно не задумываться о вопросе к которому многие рано или поздно приходят: почему они стремятся достичь тех или иных целей. Если такой вопрос появляется, то он пугает, так как затрагивает основу деятельности человека - знание того, что он хочет. Потому люди стремятся поскорее забыть этот вопрос и продолжить погоню за целями, которые они считают своими. В этой ситуации каждый человек есть сделанная вещь, т.к. по рождению своему, по воспитанию формируется как человек только в социуме.

Можно привести в пример несколько самых основных признаков социализации, выделенных Игорем Калинаускасом.

1. Механизм формирования «Эго», когда оно определяется как «Мы». «С самого начала, с младенчества мы постоянно находимся в ситуации, которая формирует в нас неистребимую потребность принадлежности к «Мы». Осознавать себя через «Мы» - это настолько глубинно, сверхценностно, что некоторые «Мы» не поддаются даже анализу сознания». Человек обычно не задумывается, почему именно эта компания, сообщество, или группа, или часть культуры есть для него «Мы».

2. Социальный заказ. Человек находится в поле жизни среди множества предъявляемых к нему извне требований; совокупность этих требований составляет некую линию жизни, задаваемую извне. Т.е. человек перемещает внутрь внешние для него ценности, которые через внешние требования образуют линию жизни. Здесь «общая тенденция…состоит в том, чтобы множественное будущее превратить в единичное».

3. Механизм вознаграждения и наказания. Культура не только внушает нам, суггестирует нас своими ценностями, требованиями, но еще и руководит, управляет нами. Как это реализуется? Через формирование идеала Победителя, и формирования вполне определенного переживания, если ты не Он. В ходе новой истории власть церкви сменилась властью государства, власть государства сменилась властью совести, власть совести сегодня вытеснена анонимной властью здравого смысла и общественного мнения.

4. И последнее. Чем все это увязывается? Тем, что человек сам по себе, вне «Мы», не имеет никакой собственности, кроме жизни как таковой. И даже это он имеет не всегда. Потому, что территорию он получает от сообщества, оплату труда ему производит сообщество и т.д., и т.п. Он полностью зависим в получении элементарных жизненных обстоятельств, и чем дальше, тем зависим больше. Тут замкнутый круг.

Таким образом человек расплачивается своей жизнью перед культурой за возможность жить. Ему дается право жить, но жить по строго прописанным законам. Человек формируется как максимально открытая воздействиям социума система с единственной функцией - ретранслировать культуру потомкам.

Здесь мы подходим к такому понятию человека, которого Мишель Фуко называл Stultus.

«Stultus – это тот, кто разбросан во времени, кто позволяет себя завлечь, кто ничем не занимается, кто пускает свою жизнь на самотек, кто не направляет свою волю ни к какой цели. Жизнь его течет беспамятно и безвольно. Это тот, кто без конца меняет свою жизнь… Состояние Stultitia (невежество), есть не что иное, как ограниченная, относительная, фрагментарная, изменчивая воля».

Из описания такого типа человека важна такая смысловая его характеристика как: открытость влияниям из вне, абсолютно некритическое восприятие различных представлений о себе, о мире, и вообще о чем бы то ни было.

Теперь рассмотрим роль образования в такой культурной ситуации. Термин «образование» я предлагаю понимать как формирование определенного образа человека и функция его сводится к указанной выше: воспроизводство культурного ретранслятора.

Система воспроизводит саму себя через институт образования – на первый план выдвигается задача формирования специалиста, воспитание гражданина, подготовка человека-функции; основное внимание уделяется передаче знаний, формированию умений и навыков.

Существует опасность рассматривать человека в такой ситуации исключительно через категорию человеческих ресурсов, призванных обеспечить прогресс. В итоге человек превращается в средство достижения неких надчеловеческих целей. Но образование, которое силовыми методами насаждает свое видение должного будущего, - это уже не институт образования, а средство идеологического принуждения. А если принять во внимание, что сейчас только ленивый не говорит о кризисе культуры, то впрямую можно смело говорить и о кризисе в образовании как части культуры.

Образование незаметно для человека навязывает ему определенные мыслительные модели = способ мышления. Человека заставляют (так как не предоставляют альтернатив) думать определенным образом. Или шире – думать о реальности определенным образом. Понимать ее «именно так, а не иначе».

То есть образование транслирует определенный образ жизни – это его функция. Но традиционный образ жизни не может вписаться в новую действительность. Образование из средства, облегчающего жизнь человека, превращается в один из инструментов усугубления кризиса.

Тэги: кризис культуры человек кризис образования культура образование

Оцените статью:
7

-1|+8