Мне кажется, что если человек переживал в жизни только светлые, радостные стороны того, что дает любовь или влюбленность, но не испытывал трагизма, отвержения, может быть, боли расставания, глубинного разочарования в любви, то человек не познал всех граней жизни. В наборе красок непременно должна присутствовать черная! Без нее отсутствует контраст, нет четких очертаний, картина выглядит незаконченной, блеклой. Если человек испытал неудачу, поражение на пути любви, – это замечательный опыт.

Любая трагическая, неправильная, болезненная ситуация – это, на самом деле, предложение Бога научиться чему-то новому. Если мы, размышляя над ситуацией, все же делаем правильные выводы, мы чувствуем успокоение, облегчение. Боль остаётся, но мы понимаем: «вот, оказывается, зачем это нужно было пережить и испытать».

Если, влюбившись, я заболел «Кощеевой болезнью» (это когда смысл твоей жизни окажывается не во мне, а в другом человеке), то когда меня отвергают, бросают, и, тем самым, обесценивают, то, очевидно, что моя самооценка падает ниже ватерлинии, мой корабль тонет. Чему можно научиться из этого события?

Возможно тому, что смысл своей жизни, кто я, каков я – должен оставаться именно в тебе! Тогда сама Жизнь остается источником моей силы, моей радости, моего вдохновения. И именно тогда я могу дарить любовь, светить другим, благословлять и отпускать уходящих.

Многим моим знакомым пришлось перенести смерть родителей. Когда человек стоит у гроба собственной матери или отца, он переживает очень глубокие чувства: благодарность за то, этот человек дал тебе жизнь, преподал воспитание, платил за тебя, переживал… И вот он уходит из жизни, и ты становишься ближе к этой черте.

Со смертью матери или отца уходит из этого мира какая-то часть нас. Кто может опустевшее пространство заполнить? Кто может исцелить и сделать целым? Конечно же, никто из людей этого сделать не может. Но, парадоксальным образом, оно заполняется Жизнью!

Поэтому если у кого-то из нас иерархия ценностей перевернулась, если что-то в жизни: работа, хобби или любимый человек занимают слишком значимое место в нашей душе, «ради тебя – всё», Жизнь, парадоксальным образом, нередко забирает у нас сверхзначимое...

Это один из уроков, который человек может извлечь из этих ситуаций. Когда я вхожу в состояние влюбленности, как меняются мои отношения с другими людьми? Что происходит с моей миссией, с моим призванием? Если они претерпевают разрушение, изменение, если рушится мое призвание, если я сужаюсь до одного-единственного человека – значит что-то не так. И для меня подобная ситуация – зона риска, здесь я рискую потерять то, к чему так сильно привязан.

Критерий Любви Духа в том, что пространство, поле любви с приходом единственного (любимого) человека расширяется. Любовная зависимость фокусирует человека на одном-единственном. И вот, двое нищих просят друг у друга милостыни, отказавшись «во имя своей любви» от всего остального мира.

Таинство венчания, совершаемое в православном храме, являет собою нам потрясающее откровение. Священник прообразует Бога Отца. Жених и невеста, соответственно – Христа и Церковь. На протяжении всего таинства они стоят плечом к плечу. Чинопоследование начинается в притворе, заканчивается у амвона. И все это время – плечом к плечу, лицом к Востоку – прообразу пребывания Солнца Правды.

Если они повернутся друг ко другу, возможно, они так залюбуются друг другом, что не смогут двигаться вместе. Но человеческая красота исчерпаема, и только лишь осознавая жизнь как совместный путь к Богу можно не разочароваться в другом, но навсегда остаться верным спутником.

И если понимать супружество, прежде всего, как духовное спутничество в вечность, то стоит хорошенько подумать вот над чем: сможет ли этот человек быть верным спутником, в путешествии, в плавании, в жизни? Вместе ли мы идем, по одной ли дороге? Один ли у нас ориентир, едины ли наши ценности, наше понимание мира? Интересно ли нам друг со другом, есть ли общие темы для общения? Всего ли меня, таким, каков я есть, принимает мой партнер, или только фрагмент меня? Отправляясь в любовное плавание, лучше об этом подумать на берегу.

Верующие нередко задают священникам вопрос: «Он неверующий, но я люблю его. Что делать?» Одно дело – это ваше кратковременное знакомство, другое – путь совместной жизни. Важно, чтобы с самым близким человеком мы могли поговорить о самом главном, о самом глубинном.

Если на глубинном уровне мы разные, если в вопросах глубинных ценностей мы не можем делиться друг со другом, боясь оценки, критики или сарказма, значит, один из супругов (тот, кто понял, что с любимым он не может вполне быть собой), рано или поздно, будет искать другого человека, который выслушает и поймет, кто сможет разделить с ним самое сокровенное.

Очень часто, ослепление состоянием влюблённости не дает возможности трезво посмотреть на вещи. Когда я консультирую молодые пары, прошу каждого из двоих (по отдельности) написать свои жизненные цели на ближайшие 10 лет. Потом говорю: «А теперь сравните»… Однажды я консультировал двух молодых людей. У девушки на первые 10 лет после венчания были «запланированы» трое детей. У юноши – ни одного. Я ему говорю: «Слушай, у тебя детей в планах нет?» Он говорит: «Зачем они нужны? Они же орут»...

Мне кажется, что переживание потери любимого человека, когда он физически жив, но в душе он уже не с тобой, не твой, – это глубинный опыт, который совершенно невозможно передать словами или как-то сформулировать. Это некая данность, это боль. Это очень ценно.

И таким образом, можем подойти к этой непростой грани отношений:если, отправившись в любовное путешествие на волнах Эроса, со временем мы узнаем другого человека как иного, что мы будем в этом случае делать, обнаружив это? Взаимопроникаться друг другом, искать общее, принимая друг в друге наши различия, возрастать в Любви или же, поняв что наши различия слишком принципиальны, что нам не по пути, примем решение расстаться, ни в чем друг друга не обвиняя…

Тэги: семья мужчина и женщина любовь

Оцените статью:
29

-2|+31