• Любите красивую инструментальную музыку? Послушайте новую вдохновляющую музыку для души от композитора Сергея Бородина! Перейти к прослушиванию...

  • Алиса Лисенкова:

    - Хотела бы поговорит о том, как общаться с теми людьми, которые обращаются ко мне за помощью, но на глубокое общение не идут. Их манера взаимодействия очень поверхностная: такой человек разговаривает мультипликационным голосом, мимика у него неестественная – во всём чувствуется фальшь. О своей ситуации он говорит так, будто бы это не его ситуация, будто бы всё это происходит не с ним. Это похоже на ситуацию, когда человек обратился к врачу, но не хочет снимать одежду, ролевой костюм снимать не намерен.

    Игумен Евмений:

    - Понимаю: у него глубокая внутренняя боль, а он троллится, как последний дурачок. Просто он не знает, как проявляться иначе. Он застрял в костюме Джокера, маска вросла в его лицо.

    Алиса:

    - Именно так. И он меня пытается вовлечьв эту свою поверхностную игру, причем сам этого не понимает. А мне некомфортно: я чувствую, что в настоящее глубокое взаимодействие меня не приглашают, а играть в его игру мне не хочется.

    Евмений:

    - С одной стороны, если человек платит мне деньги за моё консультационное время, но в то же время дурачится, а не решает свои вопросы на глубине, ну что ж,– любой каприз за ваши деньги.

    С другой – моя ответственность как консультанта в том, чтобы оставаться самим собой, если меня не устраивает поверхностное взаимодействие, состоящее из пустой болтовни, честно говорить об этом. Если человек выносит в общение только какую-то ерунду или устраивает троллинг, просто из своего глубокого, спокойного состояния жду.

    Помнишь, как начинает Вадим Демчог свои медитации в Школе Игры? «Войдём в круг мастерства». В начале консультации я должен позаботиться, прежде всего, о своей подлинности, войти в круг мастерства в нашем случае означает обрести состояние соответствия своей профессиональной компетентности. Когда ты пребываешь в круге мастерства, в тебе проявляется поток неструктурированного, несистемного Знания.

    Войти в круг мастерства - это не методика, не техника. Мне очень не нравится, когда по отношению к человеку употребляется слово "техника". Если мне задают вопрос о том, в какой технике я работаю, мне сразу становится понятно, что мы с вопрошающим - с разных планет.

    В консультировании я не применяю «техники» и «методики», я вхожу в круг мастерства. И, пребывая в этом глубоком состоянии, я сижу, жду и до поры-до времени ничего не говорю. Если человек сам не может из своих дурашливых ролей выйти, я могу прямо спросить: «А болит-то у тебя что?» И если он решается сделать усилие снять маску и честно показать, что именно болит, я могу продолжать с ним работать, а если нет, то мне становится неинтересно и я предлагаю этот разговор закончить, ничего не объясняя. Иногда только после этого с человеком начинает что-то происходить.

    Алиса:

    - Так поступить возможно, если человек пришел на платную консультацию. А как быть с тем, кто близок, с кем важно сохранять отношения, но не хочется идти на конфликт? Я говорю сейчас не одрузьях, а скорее, о приятелях, если взаимодействие пустое, но разойтись нет возможности по «техническим» причинам.

    Евмений:

    - Если это не консультация, а дружеское общение и человек бегает только по верхам, то что меня связывает с ним? Если между нами уже существует глубокий уровень общения, то иногда можно и подурачиться. А если глубокого взаимодействия нет и даже не предполагается, то мне такое общение не интересно и я нахожу повод его завершить. Были люди, которым я открыто говорил: «Извини, мне неинтересно». У меня много интересных дел и интересных собеседников и у меня нет долженствования предоставлять свое личное время для пустой и бессмысленной болтовни. Если я люблю свежевыжатый ананасовый сок, я не хочу, чтобы его разбавляли водой. Настоящий сок – без воды, безо льда и без сахара. Если ты любишь персиковый сок, а я ананасовый, мы можем в равных пропорциях соединить их, и у нас будет получится вкусный и оригинальный коктейль.

    Если взаимообогащения в процессе общения не происходит, то это пустое. Ничего пустого я не хочу. Если такая ситуация повторяется, я честно и бережно, с искренней заботой о себе расстаюсь. Если я понимаю, что человек принимает меня не за меня, а видит во мне кого-то другого, ассоциирует мой образ с каким-то другим персонажем, которым я для него не хочу быть, то я расстаюсь без сожаления.

    Если же мне трудно в этой ситуации честно предъявить себя и, возможно, расстаться, то я задаю себе вопрос: «А что меня держит? Почему я с ним продолжаю транжирить свое время?»

    У каждого из нас есть свой уровень энергетических вибраций. Если я нахожусь на вибрации позитивности, радости, и приходит ко мне человек и говорит: «Пожалуйста, помоги мне выбраться: я каждое утро тревожный, мне кажется, что жизнь против меня, и я никому не нужен, меня никто не любит и не полюбит», то я готов поддерживать с ним помогающее взаимодействие. Но если он заражает меня своей пустотой, своей депрессивностью, своим разговором о том, что мне неинтересно, желая втянуть в свою черную дыру, то я, ценя себя и своё время, не втягиваюсь. Я какое-то время продолжаю общаться, но вскоре «вспоминаю», что мне будут нужно идти, меня где-то там ждут, - чтобы выглядело культурно и вежливо, - и ухожу. И, удивительным образом, мне действительно кто-то звонит через пятнадцать минут, – так Вселенная заботится обо мне.

    Алиса:

    - А что делать, если по каким-то очень важным, не зависящим от меня, причинам я уйти не могу? Просто оставаться здесь? Как корректно, с любовью, с теплом объяснить человеку, что ненастоящий, мультипликационный формат нашего общения для меня неприемлем?

    Евмений:

    - Причина, по которой я хочу уйти и выхожу из того или иного общения, не всегда находится в другом человеке. Она может быть и во мне, в моём состоянии в данный период. У каждого из нас бывают приливы и отливы. Отлив – это когда океан возвращается в себя, вглубь. Прилив – это когда я полон великодушия, я могу быть с человеком в любых его состояниях.

    Если в долгосрочной перспективе человек мне интересен и дорог, я честно объясняю ему, что сейчас мне с ним общаться не хочется. А если просто сбежать, не объяснившись, то вскоре он ещё раз придет ко мне со своим ненужным для меня общением. Очень важно не бояться честно предъявлять себя.

    У многих из нас, особенно у людей, которые в советское время были воспитаны «правильными» учителями и мамами, внутри живет такая вот детская программа: «не будь собой!», ибо если ты предъявишь себя таким, какой ты есть, то тебя отвергнут, от тебя откажутся. Взросление характеризуется преодолением этого страха. В какой-то момент своей жизни, лет восемь назад, я понял, что вычёркивание меня из жизни тех или иных людей, тех или иных сообществ, сделало меня, в конечном итоге сильнее. Для формирования меня как индивидуальности, для чувствования моего уникального потока жизни мне нужно хотя бы два-три раза в год быть кем-то вычеркнутым!

    Например, какая-то группа людей говорит, что мои слова не соответствуют «канонам Православия», меня «вычёркивают из списков». Что происходит в этот момент? Я перестаю опираться на группу и начинаю искать свой личный жизненный стержень. Опираться на группу – это детское, регрессивное состояние. Психологическому ребенку важно найти, к чему принадлежать: «Я принадлежу к этому детскому садику», «Я принадлежу к школе кундалини-йоги», «Я принадлежу к школе гештальта», «Я принадлежу к сообществу коучей», «Я – православный». Незрелый человек пытается утвердить свою индивидуальность посредством принадлежности к какой-то группе. Мы хотим во что-то впасть, к чему-то принадлежать, и за счет этого в своих глазах считать себя правильным и хорошим.

    Но если мы все-таки взрослеем, то на определенном этапе, мы сепарируемся от привычного нам контекста, уходим из отчего дома. Уйти из группы – это очень здо́рово и здоро́во, это необходимое условие и, одновременно, признак того, что нам нужно идти дальше. В любой группе ты не можешь вполне быть собой, тебе нужно удерживать какие-то индивидуальные проявления себя ради принадлежности к группе. Только уйдя, ты вдруг начинаешь понимать, насколько ты жертвовал своей неповторимой индивидуальностью ради принадлежности.

    Психологически взрослый человек не будет жертвовать скоростью своего развития даже ради самых любимых людей. Он как бы говорит сам себе: «Мне – дальше. Ценность развития для меня выше, чем ценность принадлежности».

    Мой хороший знакомый Володя Майков был «правильным» российским психологом. Когда он, в начале девяностых, стал развивать в России трансперсональнон направление, многие российские психологи объявили ему бойкот: «Это не психология, это какая-то эзотерика вперемешку с шаманством». Но тогда он устоял и сейчас проводит в Москве прекрасные конференции по трансперсональной психологии. Это один из примеров такого ухода из сообщества в пользу развития.

    Очень важно устоять в этом движении, даже если ты можешь оказаться совершенно один. Ведь родственники, близкие, друзья не всегда могут не понять и принять тебя на новом этапе твоего развития. И не стоит сильно надеяться на их понимание. Гораздо важнее понимать самого себя, свою собственную глубину, следовать собственному импульсу. Понять, что твой бамбук растёт выше и продолжать расти. Если он упирается в потолок, он или пробивает потолок, или лезет в окно, чтобы через окно уйти ввысь. Или просто забирай свой бамбук и пересади его на открытом пространстве.

    Порой приходится смело оставлять на пути людей, которые по своим вибрациям, по ценностям, по жизненным ориентирам нам уже не близки. Мне очень нравится строчка из одного стихотворения: «От нас не уходят, от нас отстают». Я не буду жертвовать своим временем, своим чувствованием, своим смыслом в пользу каких-то сюсюкающих отношений, если человек рядом не хочет развиваться и расти. Если он не может меня чем-то обогатить, и ему неинтересно, чем я могу обогатить его, то самое время остановить отношения и расстаться, даже если речь идёт о дружбе.

    Мой вопрос таким людям: а что тебя держит в таких отношениях? Почему ты позволяешь так обращаться с собой, терпеть, когда тебя стаскивают на этот сюсюкательный уровень, а тебе даже стыдно сказать, что тебе в это играть больше неинтересно?

    Алиса:

    - Прежде чем я отвечу, хочу тебе задать ещё один вопрос. Мы поговорили об отношениях с приятелями и друзьями, но иногда возникают и особо закрученные ситуации. Например, есть у тебя очень близкий человек, с которым вы многое пережили, испытали что-то поистине большое, глубокое и целостное, и вдруг в ваше глубинное пространство без приглашения врывается что-то, что начинает растворять вашу космическую гармонию своей мутной водой. Как вести себя в таком случае?

    Евмений:

    - Когда человек втягивает тебя в что-то неблизкое тебе, ты можешь спокойно предъявить ему себя: «Мне это неинтересно, я проживаю сейчас другое, мне даже трудно рассказать об этом, потому что я не уверен, что это будет интересно тебе …». Эта фраза может быть началом более глубокого диалога.

    В поисках общей глубины мы, естественным образом, иногда выплываем на поверхность, говорим о простых бытовых вещах. И это нормально. Если человек не готов услышать моё глубинное переживание, то я в прямом и в переносном смысле кладу трубку. Жаль, но что остаётся делать, если все попытки поделиться моей глубиной человеку неинтересны. Как сказано в одной прекрасной пословице: «все люди глубоки, но глубина у них разная».

    Социум постоянно пытается втянуть нас в свои ролевые игры и для этого он использует нашу нерешительность, наш страх быть самими собой. Для того, чтобы не втягиваться в деструктивное взаимодействие, важно понимать, в какой роли в том или ином контексте я востребован. В психологии существует идея субличностей: с детьми я – отец, с родителями – сын, на работе – сотрудник, с подчиненными – начальник, в магазине - покупатель. Всё это разные ролевые позиции.

    А где же я сам в этих позициях? Когда я есть просто я? И кому в этом мире интересен я как я? Без ролей.

    Доктор Андрей Курпатов даже утверждает, что личности вообще не существует – есть только некое нейрофизиологическое образование, которое формируется социальными задачами. Личность, роли – это алгоритмы, которые существуют для удобства социальных отношений. Но глубинное «Я» человека находится за пределами этих ролей. Знаю ли я его сам, един ли я как личность с этим глубинным «я»? Не теряю ли я с ним связь в своих социальных взаимодействиях?

    Полагаю, что чем более человек целостно интегрирован, тем более он узнаваем в своих разных состояниях вне зависимости от того, в какой ролевой позиции он в данный момент находится. Как только человек придёт в полную целостность ума и сердца, сознания и чувств, ему уже не придётся размениваться на ролевые игры. Ролевое естественно проявляется из целого. И тогда появляются в жизни человека те, кто будут глубоко взаимодействовать с тем, как с отцом, и как с учеником, и как с возлюбленным, и как с подчинённым, и как с начальником, и как с профессионалом своего дела, и в то же время как с прекрасным, интересным, глубоким, тонко чувствующим человеком.

    Настоящая дружба, любовь –это отношения, которые обогащают обоих в пространстве их совместной глубины.

    При этом необходимо понимать, что истинно глубокие отношения с людьми – это феномен. Если один и второй раз такое общение случилось, нет никакой гарантии, что это останется навсегда. У меня бывали, до предельной обнажённости души, глубокие отношения с разными людьми. Но иногда по истечении трех месяцев, полугода… и мы встречались и мы уже - незнакомцы.

    Так происходит, потому что каждый из нас – открытое пространство. Мы постоянно оказываемся под влиянием разных идеологий, разговоров, школ развития, жизненных приоритетов. Поэтому, если случилось что-то серьёзное, глубокое между вами и другим человеком, следует трезво понимать, что это случилось только на сейчас, и нет никаких гарантий, что этот человек останется для тебя глубоким навсегда.

    Мне кажется, причины трагичности тех или иных любовных сюжетов проистекают из отсутствия этого понимания. Случилось так, что люди вместе прорвались в глубину, в космос, как ты говоришь, но сам факт этого прорыва ровным счетом ничего не гарантирует. Если совместный полёт был, а теперь его нет, обычно я честно предъявляюсь: «Смотри, сейчас мы вместе, но между нами ничего серьезного, интересного больше не происходит. Происходило, но сейчас этого нет – мне очень жаль, что будем с этим делать?».

    Глубокие любовные отношения феноменальны: они именно случаются. Если между нами когда-то был космос и мне очень дорого это. Но с тем, что мы можем оказаться физически рядом, но в разных вселенных, ничего не поделаешь. Это нормальное, естественное течение жизни.

    Когда говорят, что любовь – это труд, имеют в виду, что если два человека сделали выбор жить вместе, то эти неконтактные состояния им придётся сознательно преодолевать, так как действие «дофаминчика» (гормона предчувствия чего-то интересного) недолгосрочно. Как только объект взаимодействия становится доступен, он со временем кажется нам «понятным» и неинтересным. Осознавая это, принять решение жить вместе – подписаться на реальный труд души. Со временем приходится сталкиваться с инаковостью другого человека и каждый раз будто заново выбирать его, принимать решение оставаться вместе снова и снова.

    Осознанное принятие того факта, что первоначальная интенсивность отношенийбудет меняться, свидетельствует о зрелости партнеров. Зрелый человек способен выдержать непостоянство чувства любви, непостоянство переживания совместной глубины. Если ты всё-таки хочешь попытаться вернуть огонь отношений, ты можешь постучаться в сердечные двери человека: «Открой, пожалуйста, мне дорого то, что было между нами! Мне хотелось бы снова пережить это с тобой!»

    Если тебе не открывают, а ты, наступая на своё достоинство и на нарушая границы другого человека, пытаешься сломать замок или разбить эту стену, то ничего хорошего из этого не выходит.

    Случившееся в вашей совместности чудо – очень тонкая химия, божественный аромат; ничего невозможно сделать, чтобы его надолго удержать. Наша ответственность – честно сказать другому, если осознаем, что этого становится меньше или оно ушло совсем.

    Мне нравятся те эпизоды во французских и голливудских фильмах, когда один из партнёров, сохраняя всю уважительность, деликатность, сидя в красивом, уютном ресторанчике, признаётся другому в том, что больше его не любит. В этом – высшее проявление любви, поскольку здесь присутствует честность. На самом деле, в словах «я больше не могу оставаться с тобой» есть и забота, и уважение, и настоящая любовь. Озвучено отсутствие желания взаимопроникновения. Ваша задача – честно и своевременно об этом сказать. Если эти слова произносятся из глубины, они приносят в ситуацию ясность, глубину и тем самым исцеление. Возможно, честное признание, в том, что на уровне ума (обязательств) Вы хотели бы остаться с этим человеком, но на уровне сердца всё остыло, спровоцирует поворот на новый этап отношений.

    И зрелость не в том, чтобы однажды вступив в супружеский союз, мертвой хваткой держаться за мертвые отношения, а в том, чтобы оставаться честным и бережным к партнеру, когда близкие отношения трансформируются во что-то иное. В этом – Ваша ответственность перед собой и перед любовью, которая когда-то соединила ваши судьбы.

    Если партнер, услышав правду Вашего сердца, отреагирует истерикой, то вас это ещё сильнее закроет друг от друга. А если вы вместе, с этим честно и бережно высказанным чувством (даже если его чувство любви ещё живо), сможете побыть вместе какое-то время, поскорбеть о том, что прежние отношения переживают угасание и умирание, то, возможно между вами родится что-то совершенно новое. Но для прохождения этого необходима интенсивность совместного пребывания на этом этапе, честное и мужественное принятие того, что есть. Партнер, способный к глубокому взаимодействию, с достоинством проходит этот этап, не впадая в эгоические состояния обид и претензия, в желание удерживать, в поиск виновных и взаимные обвинения.

    Настоящие и глубокие отношения между людьми складываются долго, проходят через кризисы. Узнавание происходит не сразу. Неглубокие, "быстрые" отношения похожи на влюблённость: сильное влечение друг к другу, восторг, а затем – пшик, и выгорело всё. Лао Цзы говорил: «некоторые умирают в молодости, потому что слишком спешат жить». Когда люди слишком спешат сближаться, слишком желают чего-то друг от друга, их отношения так же очень быстро перегорают.

    Иногда люди много обещают, но в результате, на деле, оказываются малоэффективными партнёрами. Их обещания ничего не стоят. В ситуациях, когда нужно принимать решение, они выскальзывают. Таких людей важно увидеть заранее, чтобы не ввязываться в пустое взаимодействие. Это же касается и личных отношений.

    Человек может прийти в нашу жизнь как балласт, как проблема или же, как ресурс. И очень важно это распознать вовремя, чтобы не тратить время на пустое взаимодействие.

    Глава из новой книги Игумена Евмения и Алисы Лисенковой "Готовы ли Вы к партнерским отношениям?"


  • Лучшие технологии изменения жизни. Посмотреть...
  • Тэги: психология мужчина и женщина отношения

    Оцените статью:
    6

    -1|+7