Потребность в близком человеке, который "разделит с тобой твою душу" (по выражению Зинаиды Миркиной) – базовая для каждого человека. Самых близких не может быть много. Любимый/любимая, как и Друг – это тот, с кем мы можем быть собой, с кем не нужно играть роли. Тот, кто согласился понести с нами нашу "тень" и с кем мы можем общаться, не боясь оттолкнуть тем, что мы бываем разными. Желание быть принятым таким, каков я есть, может иметь как инфантильную природу (потребность вернуться в утробу "к мамочке", которая нас безусловно любит), так и вполне зрелую, то есть без требований и ожиданий, без страха и надежды, как тотальное доверие, проявившееся в этом уникальном переживании встречи.

Важный и очень деликатный этап движения в близость – найти возможность словесно уточнить, является ли другой человек (в его или ее понимании) тем, кем он стал для нашей души? Обоюдно ли наше восприятие друг друга как близких друг другу людей? Или это только я мысленно назначил его на что-то, чем другой человек не является и не предполагал быть для меня. Просто рискнуть об этом заговорить, осознавая при этом, что услышанное в ответ является правдой только в настоящем моменте. Важно понимать, что мы не можем дать другому никаких гарантий относительно того, что больше нас, что избрало нас, что с нами случилось. Это осознание приносит ясность и покой.

Когда два человека, рискнув полностью открыться друг другу, попадают в это самое "мы", они осознают, что слова мало что отражают и передают… Каждый из них становится для другого дверью в Необъятное Пространство Бытия, дверью в Божественное Измерение Жизни. В этом смысле любовь – самый значительный и глубокий, трансцендентный и трансформирующий опыт, который дано пережить родившемуся на этой земле человеку. Он сродни религиозному чувству. Недаром отношения Бога и человека в священных писаниях разных религиозных традиций уподобляются отношениям Жениха и Невесты.

Движение в Пространство Любви, в котором другой человек – Врата, означает смерть для нашего человеческого эго, потому что эго базируется на чувстве отдельности. Любой выход за границы себя таит опасность для эго, ведь "снаружи" непредсказуемо, а у эго просто нет такого опыта.

Мне приходилось встречать людей, которые определялись в социальных ролях: муж, жена, друг, – но так и не выходили за пределы себя, не рискнули никого "возлюбить всем сердцем". Великое "мы", растворяющее чувство отдельности, в их отношениях так и не происходило. Даже в состоянии предельной близости, каждый думал "о своем", каждый в это время анализировал "происходящее между телами". Маленький фрагмент экстатичности, забвения себя – и вот мы снова порознь… ведь "завтра рано вставать на работу"…

Близкие отношения могут стать опытом духовной трансформации, но, посмотрите, сколько страхов, сколько расчета, сколько планирования, сколько мыслей о том, "что же будет дальше" и "насколько это все серьезно". Как только в близкие отношения возвращается детский страх брошенности или практический расчет, все наше золото (как в сказке про Золотую Антилопу) превращается в черепки.

А как же быть, если ты открылся человеку, а "не совпало"? Я знаю людей, которым на их открытость, преданность, готовность не ответили ожидаемой взаимностью. Знаю и тех, кто, несмотря на это, оставался предельно уязвимым, раненым, из глаз текли слезы... Но при этом они становились настолько живыми, насколько светлыми, насколько лучистыми… не захлопнулись, не обвинили другого, не закатывали истерик – доверились тому, что вот именно так проявилась Жизнь. Они согласились со всем, как есть. Эта открывшаяся Жизнь, этот Свет и по сей день струится через них.

Моя печаль о тех, кто ни разу не рискнул, о людях, убежавших в "духовность" (конечно, в идеи о духовности), или в социальность ("надо жениться"), так ни разу не прожив своей человечности, глубинных граней души, тонкого аромата Любви.


  • Начните в Новом году свою Новую жизнь! Посмотреть...
  • Тэги: страх близость любовь

    Оцените статью:
    33

    -1|+34